ЛовозерьеЛовозерье

Ловозерский район Мурманской области

505-летие села Ловозеро дает повод еще, и еще раз обратиться к истории и задуматься над тем, какими историческими событиями наполнены эти годы, кто эти события вершил, в чем особенность нашего села и в чем его неповторимость.

Думаю, бесспорным в этом отношении будет факт совместного проживания в Ловозере представителей двух северных народов, взаимопроникновения культур саами и коми. Нельзя сбрасывать со счетов и влияние на культурный код Ловозера русского народа. Вопросы во взаимоотношениях между людьми разных национальностей возникают постоянно и сегодня эта тема также актуальна. Отношения между саамами и коми в разные периоды истории были неоднозначными, но итогом стал пример созидательного содружества.

Саамы, как коренной народ Кольского Севера, по праву считаются основателями Ловозера. История Ловозерского погоста уходит вглубь времен. Это сезонное поселение саамов, как и все остальные погосты Русской Лапландии, было немноголюдным; за 17 лет до прибытия ижемцев, в 1871 г. в нем насчитывалось всего 112 жителей. Саамы вели кочевой образ жизни, занимались оленеводством и рыболовством. Олени саамов были на вольном выпасе. Жилищем им в зимний период служили вежи - полуземлянки с бревенчатыми стенами, которые утеплялись шкурами, а каркас крыши, кроме отверстия для дыма, покрывался дерном. В куваксах семьи саамов проводили лето. Жилища саамов в Ловозерском погосте располагались на правом берегу реки Вирма. Левый берег, в последствии, обживут ижемские семьи.

Переломным событием в истории коренного населения явился приход на кольский полуостров русского населения. В книге И. Ф. Ушакова и С. Н. Дащинского «Ловозеро» читаем: «Русские крестьяне ценили в саамах их высокие моральные качества - честность, доброту, бесхитростность, верность данному слову, гостеприимство и благорасположение». Саамы принимают православие, но считая себя христианами, оставались двоеверцами: выполняя предписания русской церкви, верили в существование духов воды, леса, жилищ, приносили жертвы сейдам. Принятие саамами христианства способствовало укреплению дружбы между двумя народами, населявшими край.

Коми-ижемцы пришли из Печорского уезда на кольскую землю в конце XIX века. Их образ жизни сильно отличался от саамского. Если саамы, используя вольный выпас оленей, для передвижения брали всего одного быка, то упряжки юго-восточных соседей запрягались из четырех оленей. Они были более грузоподъемными и требовали большого труда по дрессировке животных и другого подхода к выпасу. Ижемцы вели оседлый образ жизни, строили бревенчатые дома русского типа, кроме оленеводства и рыболовства, разводили крупный рогатый скот, овец, занимались кожевенным производством и торговлей. Большинство из них имело начальное образование, они обучали детей.

Зимой 1886-1887 коми дошли до Ловозерского погоста. Покинуть родные края их заставил массовый падеж скота. Оценив, что Ловозерские тундры очень хорошие места для разведения оленей, решили там обосноваться. Правда, законных прав у них на это не было. «Ижемцы, - пишет И. Ф. Ушаков, - не имели юридических оснований для поселения в пределах Кольского уезда - ни разрешения властей на переселение, ни увольнения из своего общества, ни согласия лопарей на прием в их погосты. Пригнали они в Лапландию, по меньшей мере, 5000 оленей. Вместе с ижемцами в качестве пастухов пришли самоеды (ненцы) - трудолюбивые и опытные оленеводы. Владельцы огромных стад не жалели денег на подкуп должностных лиц и спаивание саамов, чтобы добиться приговора сельских сходов на прием в члены их общества». Вскоре местным чиновникам стали приходить жалобы от лопарей о том, что стада ижемцев выбивают ягель, что ижемцы убивают лопарских оленей или уводят их в свои стада. Ижемцев обязали покинуть пределы Кольского уезда, но выселить их из тундр оказалось делом не простым. Их поголовье оленей быстро росло. Благодаря умело поставленному сбыту ижемцы имели солидные барыши и скупали стада у саамов.

За местное население вступилась «мать лопарей» Т. И. Куковерова. Она требовала оградить «интересы лопарей - этих мирных оленеводов, коренных жителей Кольского полуострова - от хищничества ижемцев». Но, конечно, не от «хищничества ижемцев» возникали недоразумения и столкновения между саамами и коми, а на почве разного ведения хозяйства и несхожих обычаев. «Борьба ижемцев за право поселения в Лапландии длилась целых десять лет. Лишь 6 декабря 1896 года губернское начальство приняло решение оставить ижемцев «на казенных землях» Кольского уезда. Осталось получить согласие лопарей. После щедрых пожертвований саамы не возражали против принятия трех семей». В Ловозерском погосте получили приписку семьи И. Н. Терентьева, Ф. В. Канева и С. Я. Филиппова. Остальные жили на положении «приживы» - не членов общества. Ссоры из-за оленей не доходили до острых конфликтов. Но неприязнь всё же существовала. Коми в итоге построили дома на левом берегу Вирмы, и река стала объединяющим звеном двух культур, двух национальностей, двух языков. В то же время водораздел был границей между представителями двух народов.

Накануне первой мировой войны правый берег Вирмы насчитывал 27 семей, семей «пришельцев» на левом - было в три раза меньше. Интервенты, оккупировавшие Мурман, заставляли оленеводов сдавать им мясо и рыбу, забирали оленей для военных надобностей. По-видимому, первое единодушие пастухи - саами, коми и ненцы, проявили в 1919 году, когда интервенты вознамерились создать здесь так называемое «национальное ополчение». С поредевшими стадами они вместе ушли далеко в тундру. Известие об изгнании интервентов обрадовало жителей тундры. Постепенно взаимоотношения между представителей двух берегов налаживались. Особенно в период образования оленеводческих колхозов, учредителями которых были представители и коми, и саамов.

В статье «Коми-ижемцы на Кольском севере» Надежда Большакова пишет о том, что в 1929 году в Ловозерском загсе был зарегистрирован первый смешанный брак между 23-летним саамом и 18-летней ижемкой. Такие браки были редки еще долгое время.

Ныне здравствующие потомки ижемки Марины Васильевны Терентьевой и саама Виктора Степановича Юлина, которые зарегистрировали свой брак в 40-х годах, рассказывают о воспоминаниях бабушки и дедушки, что разговоров по поводу свадьбы представителей двух берегов было много, и одобряли ее далеко не все. Тем не менее, брак был счастливым, и в семье родилось пятеро детей.

Сейчас смешанными браками между коми и саами в Ловозере никого не удивишь. Берегового раздела тоже давно нет. Советское общежитие окончательно размыло неприязненные отношения, перегибы власти били одинаково по той и другой национальной культуре, также как и достижения одинаково касались всех.

В настоящее время Ловозеро является уникальным населенным пунктом, где одинаково ярко и с одинаковым значением для развития села живут представители двух северных народов: саами и коми. Символической лентой жизни для них протекает в селе река Вирма, берега которой слышат языки двух народов.

Иван ГАЛКИН

Статья опубликована в газете «Ловозерская правда» № 37 от 16.09.2022.